Булгакова ольга мечтала получи знакомство читать

Булгакова Ольга Анатольевна / Проза.ру

Все произведения автора Булгакова Ольга Анатольевна. Мечтала? - Получи! Знакомство. 0 Какая девушка не мечтала о принце? Богат . Каждую книгу (роман, повесть, рассказ) можно бесплатно читать онлайн или. Ольга Булгакова. Мечтала? – Получи! Знакомство. ru. 58 printed pages. To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book ?. Булгакова Ольга Анатольевна Перейти на ПРОЗА.РУ Драконья услуга - рассказы, ; Мечтала? - Получи! Знакомство - повести, . Только хорошо бы разделить текст на несколько () частей.

Раненая Тигрица долго смотрела ему вслед и гадала, как же так случилось, что человек помог. Прошло полгода, может, год. Снова встретились Человек и Тигрица. Она издали почувствовала его запах. Но еще и запах крови, запах страха и запах старого медведя. Тигрица, подбегая к лесной полянке, видела, как медведь, махнув лапой, далеко отбросил Человека. Она выпрыгнула между медведем и Человеком.

Этим сказано сразу много, это и ответственность, и респект с уважухой, и соседи, которые обращаются с вопросами, и полная уверенность окружающих в том, что я, как и все врачи вообще, деньги гребу лопатой. Так было, так есть и так всегда. Соседи и медицина Нижняя соседка, милая недалекая будем объективны старушенция, муж ейный ей под стать, только громогласный больно.

Ему стоит только чихнуть - стены трясутся. Ну и мы, убоявшись стенотрясений, к ним относимся хорошо и довольно часто общаемся. И, конечно же, ко мне обращаются по всяким медицинским вопросам. Вот вчера, например, заполняли с соседкой анкету, которую она должна принести в больницу для беседы с анестезиологом.

Если я со своими больными на рабочем месте заполняю эту же анкету, то трачу на это дело минут 10 максимум, параллельно заполняя еще две бумажки. В середине разговора я не выдержала и спросила: Ладно, проехали, заполняем. По дороге выяснили, что у "совершенно-здоровой" фрау Б. Астма, радикулит, ишемия сердца, удаленная щитовидная железа, дивертикулит А потом она мне говорит: Четные дни 75, а нечетные ".

А я думала, что пошутила спросила: Что мы есть, кто мы есть? Кроме нас самих этого никто не знает, а иногда даже и мы не можем толком ответить на этот вопрос. О нас расскажут слова. Слова других, помнящих нас, помнящих слова о.

Будут ли эти истории правдой? Для нас - вряд ли, для тех других -. Ведь у каждого своя правда. Но чужая правда мешает видеть любому, как мешала видеть. Потому я и решила рассказать свою историю безмолвному нежно-голубому запоминающему кристаллу, чтобы происходившее со мной, осталось таким, каким его видела и воспринимала. Хотя бы через годы для меня самой.

Но с чего же мне начать? Была середина кариста, второго весеннего месяца. Я сидела на толстом стеганом пледе, прислонившись спиной к стволу дерева. Я редко приходила. Осенью, на Годовщину, и летом, на день рождения. Воспоминания, пробуждаемые этим местом, причиняли глухую, тупую боль.

И не удивительно, рана была старой. Но в моей жизни близились перемены, поэтому я пришла в сад весной. Прошло пятьдесят лет, но здесь почти ничего не изменилось. Те же дорожки вокруг клумб, та же беседка, тот же куст сирени. Он один каким-то чудом остался невредим тогда и сейчас жизнерадостно зеленел рядом с обугленными останками беседки, оттеняя засаженные угольно-черным очитком клумбы.

Я смутно помнила этот уголок сада другим. Яркие ароматные цветы, пестрые бабочки, резные узоры беседки, цветущая яблоня, которую за пару дней до моего рождения посадил отец. Или на дорогую ткань, где помятую, где заломленную, чтобы поскорее проскочить неприятный момент, а где и вовсе вставлена заплатка чужого рассказа, чужого мнения.

Не ложь, просто другая правда. Именно поэтому мне важно сохранить свои собственные воспоминания. Пока они еще только мои, яркие и свежие.

И, быть может, если я выговорюсь, расскажу все хотя бы кристаллу, мне станет легче. После нападения орков прошло два месяца. Но мы с Нэймаром их не заметили. Когда счастлив, время бежит. Поэтому, честно говоря, снег, выпавший в начале муррина, первого зимнего месяца, меня удивил. Аверсой готовился к Зимнему Повороту и следующей за празднованием нового года Веселой неделе. Тихий город, присыпанный снегом, словно сахарной пудрой, стал торжественным и очень нарядым.

В фонари вставляли цветные стекла, многие люди вешали на окна и двери яркие игрушки и ветки остролиста с красными ягодами.

Мне все это было интересно. Нам с Нэймаром нравилось гулять по улицам Аверсоя вечерами, рассматривать резные подсвечники, причудливые росписи на окнах. Это было одновременно знакомо и ново. Эльфийские дома к празднику украшали магией. Даже семьи, не имеющие магических способностей. Они просили знакомых или приглашали мастеров. Наш дом и сад всегда украшал дядя. Он создавал множество тускло мерцающих шаров, шелковых лент, бабочек, огненных тоты, разноцветных кристаллов. Но больше всего я любила смотреть, как он творит звезды.

О чем мечтает современный человек? Казалось бы, в наш спокойный век стабильности, высоких технологий, регулируемой атмосферы, экологически сбалансированных производств, отсутствия голода и неизлечимых болезней все мечты уже осуществились.

Наша планета перенаселена, и это факт. И единственным, почти неосуществимым желанием человека остается уединение. В наши дни многомиллионных городов, потоков транспорта человеку нигде не скрыться от водопадов информации, обрушивающихся на него ежечасно.

Но мы нашли выход. Каждый может создать для себя уголок счастья, спокойствия, идеальное место для отдыха по своим собственным стандартам. Забудьте о 3D и эффектах полного присутствия! Как бы ни были хороши спецэффекты, налет компьютерной графики остается. Всем этим полуфабрикатам не сравниться с "Оазисом". Ведь "Оазис" - это воплощение Мечты.

Вначале я сомневался, смогут ли они привнести что-либо новое в наш искушенный мир. Они просили баснословные деньги. Деньги у меня. Но стоит ли тратить их на "Оазис"? До того дня, когда побывал у Герда. Он распахнул передо мной дверь, и я вошел в настоящие бамбуковые заросли! Все это было реальным! А когда я увидел мирно сидящую неподалеку панду, невозмутимо жующую молодой побег, я загорелся.

И "Оазис" стал моей мечтой. Нора сидела в тени корабля и мечтала о чем-нибудь холодном. Мечтая, она параллельно умудрялась буднично, привычно проклинать планету, а заодно и капитана. Генрих Мерибелл ей раньше нравился, а теперь она тихо его ненавидела. Норе казалось, что так к капитану относятся теперь все члены экипажа. Точнее, все оставшиеся члены экипажа. Что случилось во время приземления, непонятно.

Как вышло, что корабль оказался не на равнине, а в предгорье, неизвестно. Но это мелочи, недостойные упоминания, по сравнению с тем, к чему привела посадка, которой руководил лично капитан Мерибелл.

Нора считала его виноватым во всем, хотя вину его доказать было некому, но и полностью оправдать его тоже было некому. Потому что во время посадки все другие члены экипажа, находившиеся в рубке, погибли. Сам капитан рассказывал, что виной всему необъяснимая внештатная ситуация. Корабль планировалось посадить на равнине, но его словно магнитом потащило к горам.

По его рассказу, звездолет несколько раз дернуло из стороны в сторону, а потом бросило на скалы. Кувыркаясь по склонам, корабль скатился в каменистую пустыню и замер на боку.

Всю нижнюю часть - грузовой отсек и топливные баки - оторвало. В борту зияла огромная дыра, через нее вывалились шестнадцать анабиотических капсул. Что стало с пропавшими людьми - неизвестно. Хвост, где был склад продуктов и биологическая лаборатория, расплющило.

Конечно же, с миссией. Сделать планету пригодной для жизни человека. Вот так, ни больше, ни меньше. Корабль, который все ласково называли "Семечко", был в пути уже пять долгих лет и одиннадцать нескончаемых месяцев. Лана часто думала, что если бы не анабиоз, то все сорок восемь обитателей корабля сошли бы к концу первого года с ума.

И что анабиоз - величайшее достижение человечества. Разумеется, после полетов в космос. Вахты между периодами продолжительного сна длились по месяцу. За это время даже оптимистке Лане надоедала однообразная работа и почти не меняющийся вид из иллюминатора.

К концу вахтенного месяца даже разговоры не доставляли радости.

Булгакова Ольга Анатольевна

Сразу после сна люди были полны впечатлений от увиденного, выученного, прочувствованного в анабиозе. К исходу месяца воспоминания, которыми хотелось бы поделиться, заканчивались. А серые будни новых тем почти не давали. Конечно, смены у разных профессиональных групп не совпадали, поэтому кто-то уходил, кто-то просыпался и привносил разнообразие в беседы своими рассказами. Но к концу месяца уставали. Сейчас было золотое время - середина месяца.

Работа еще не приелась, а мелодия, которую напевал Ник, сидевший за соседним пультом, не навязла в зубах. Лана проверила показатели приборов и удовлетворенно кивнула. Все так, как и должно было. Сейчас ее подопечными были грядки с овощами, несколько яблонек и баки с фито-материалом. Но скоро в ее распоряжении будет целый мир. Посетитель, высокий крупный блондин под пятьдесят, произвел на меня меня благоприятное впечатление.

Дорогой серый костюм, золотые запонки, на правой руке ободок обручального кольца, на левой - печатка колледжа. Такой скупиться не. Но для преподавателя слишком дорого одет.

Хотя, все равно было в нем что-то учительское. Его рукопожатие мне тоже понравилось. Я указал на стул, клиент кивнул, сел и закинул ногу на ногу.

Мечтала? - Получи! Знакомство. Ольга Булгакова

У меня неприятности, мистер Стентон. Голос у него был спокойный, и я позволил себе намек на улыбку. Я качнул головой и терпеливо подождал, когда Мерно начнет рассказывать. После двух долгих затяжек блондин заговорил: Не люблю такие дела.

Чтобы никто не страдал, - медленно, с расстановкой сказал Мерно, глядя мне в. Сухими, послушными и правильными. Я бухгалтер в одной большой конторе. А если называть вещи своими именами, я налоговик. Один из самых ненавидимых людей на свете. Нас, налоговиков, не любит. Нами пугают, нас ругают.

  • Мечтала? - Получи! Знакомство
  • Булгакова Ольга Анатольевна
  • Ольга Булгакова » Электронные книги в продаже

И нашей работой всегда все недовольны. Начальство, простые труженики и даже соседи-пенсионеры, которым, казалось бы, никакого дела. В общем, чтобы работать налоговиком, нужно иметь стальные нервы. Поэтому у нас так мало женщин. Все началось, когда начальству потыкали в нос, что у нас мало сотрудниц, и заставили шефа взять нескольких. Он попытался схитрить, нанять секретарш, но ему это не позволили. Поэтому пришлось повысить в должности немногих имеющихся младших бухгалтеров женщин.

Так у нас появились налоговые инспекторы женщины. Мы делали ставки, когда какая сломается, и сколько их останется через месяц, два, три. Через три месяца инспекторов женщин осталось. Столько же, сколько и. Ломаться они, похоже, не собирались. Мало-помалу я стал к ним относиться не как к прихоти феминисток, а. Не с пренебрежением, а с интересом. Не ко всем, конечно, к. С Вероникой мы работали в соседних отделах и часто встречались в курилке. Я курил старомодную трубку, а то, что она делала, курением нельзя было назвать.

Она приходила, кивала встававшим при ее появлении мужчинам, садилась в кресло, доставала из сумочки пачку сигарет и мундштук из какого-то темного дерева.

Кавалеров, желающих чиркнуть ради нее спичкой, находилось всегда штук десять. Она делала одну-две затяжки, а потом, беседуя, просто смотрела, как истлевает сигарета.

Она опаздывала на автобус и, тихо ругая себя за потягивания в кровати, почти бежала по пустынной улице. Уже у самой остановки заметила, что автобус уже отходил, но знакомый водитель задержался, подождав Люси. Запыхавшаяся от бега, молодая женщина влетела в открытую дверь: Уж я-то знаю, что такое любовь. Мы с моей Рози, помню, на полчаса раньше вставали, чтоб было время на прощания. Джек и Люси встретились взглядами в зеркальце и улыбнулись друг другу.

Люси любила ездить с Джеком в пустом автобусе рано утром. Джек, возможно, был бестактен, но она точно знала, что он не со зла. Просто он был.

Веселым и словоохотливым, немного шумным, иногда задавал нескромные вопросы, но продолжать болтать о своем, не ожидая ответа, иногда попадал в яблочко, как. Люси действительно опоздала из-за Джейсона. Мужу нужно было идти на работу только к девяти, а Люси должна была подготовить все к презентации. Ее шеф, Миссис Коулерт, требовала, чтобы уже с самого утра можно было приступать к полноценной работе.

Она справедливо полагала, что дешевле и выгоднее платить сверхурочные одной Люси, а не целой команде дизайнеров или типографщиков. Люси работала в издательстве секретарем главного редактора. Джек рассказывал о том, как на этих выходных ездил с женой к дочери и зятю, что собирается купить на Рождество жене. Люси слушала краем уха. Привычно двинулся к парковке, на полдороге вспомнил, что машина в сервисе, и потопал к трамваю. А чего еще ожидать в январе? Ветер взвывал и швырял в лицо колючие иглистые льдинки.

Поэтому трамваю я обрадовался как родному. Удивительно, но народу было. Не люблю общественный транспорт. Ехать мне семь остановок, полчаса. Я устроился у окошка и вглядывался в темноту за стеклом. Краем глаза видел мелькающий картинками небольшой экран - крупицы новостей, тонны рекламы.

Дома меня ждал уютный диван, детектив и замороженная пицца. В магазин не пойду, потом еще что-то готовить Хорошо, хоть людей было мало. Так что местечко нашлось, даже у окошка. Люба появилась у нас в конторе два месяца. В голове одно за другим возникали дикие и пугающие предположения. Из всех этих панических мыслей, Ирине нравилась только одна.

Чтобы убедить себя, повторила громче: Больше звуков из комнаты не доносилось, и Ирина, собравшись с духом, решилась туда зайти. Хоть и повторяла, что в собственном доме ей бояться нечего, пришлось уговаривать себя делать каждый шаг. Сердце колотилось, морозило, дрожали руки. Казалось, минут десять понадобилось, чтобы преодолеть несчастные три метра.

Но Ирина храбро нажала на кнопку выключателя и замерла в дверях каменным истуканом. Ровно в центре ковра лежал окровавленный мужчина.

Мечтала? - Получи! / Булгакова Ольга Анатольевна

Многие женщины в подобной ситуации упали бы в обморок. Соблазн поступить именно так был велик, но Ирина твердо помнила, что она к падающим в обморок женщинам не относится. К тому же решила, что терять сознание, если рядом кто-то истекает кровью, просто безответственно.

Стряхнув оцепенение, Ирина побежала на кухню за коробкой с перевязочными материалами. Весь страх бесследно улетучился и не подумал вернуться, когда женщина встала на колени рядом с незнакомцем. Она знала, что должна помочь, что в первую очередь нужно остановить кровь, поэтому не сразу, далеко не сразу обратила внимание на странную одежду мужчины. Если черные брюки, высокие кожаные сапоги и белая рубашка еще как-то укладывались в представления Ирины о мужском гардеробе, то темный камзол с серебряным шитьем из привычного шаблона выбивался.

Раздумывая о том, что нужно бы вызвать милицию, Ирина наложила жгут на кровоточащую ногу незнакомца. Представляя в красках, как будет объяснять хмурым следователям, что в ее запертой квартире оказался неизвестный раненый мужчина, осторожно поворачивала бессознательного незнакомца. Снимая с него камзол, четко понимала, что обязательно окажется в глазах милиции виновной. И что выкрутиться из ситуации без дознаний и судебных разбирательств будет очень сложно.

Повернув, насколько это было возможно, мужчину на бок, женщина осмотрела спину. К счастью, там крови не было, и Ирина занялась раной на животе. Резаное ранение оказалось неглубоким и даже почти перестало кровить. Вздохнув с облегчением, Ирина хотела встать, собираясь вызвать скорую. Но незнакомец неожиданно схватил женщину за запястье и прошептал: С этими словами незнакомец снова потерял сознание. Угроза проклятия испугала Ирину безумно.

Дрожа так, что постукивали зубы, женщина смотрела на бледного незнакомца и чувствовала, что он не шутил. Что его проклятие обернется большой бедой. Неистово заколотилось сердце, ужасом проморозило до костей. Не в силах отвести глаз от мужчины, Ирина понимала, что не вызовет скорую помощь и никогда никому не скажет о случившемся.

Она промыла раны, с несвойственной ей мстительностью продезинфицировала их края жгучим йодом. Незнакомец застонал, не приходя в сознание.

Ирина не торопилась домой, ведь кроме нескольких фиалок и орхидеи на подоконнике ждать ее в пятницу вечером было некому. Закончив работу, Ирина Дмитриева вышла из гимназии, пожелав охраннику хороших выходных. Он предложил довести ее до остановки, но это было близко, всего лишь за углом. Поэтому женщина вежливо отказалась. Устроившись на заднем сидении маршрутки, Ирина Дмитриевна задумалась о режиссуре детской театральной постановки и даже сделала несколько пометок в блокноте. Дважды в год именно Ирине Дмитриевне поручали организовывать спектакли.

Нужно отдать ей должное, она прекрасно справлялась. Продуманные декорации, оригинальные костюмы, репетиции, на которые дети рвались после уроков. Но у директора, каждый раз назначавшего Ирину режиссером, была еще одна причина не менять руководителя детского театра.

Директор точно знал, именно у Ирины Дмитриевны, единственной незамужней учительницы, будет на постановку достаточно времени. Все еще раздумывая о пьесе, Ирина вышла на улицу. Последний январский мороз пощипывал лицо, недавно выпавший снег хрустел под ногами, над головой в черном небе светили, проигрывая в яркости огням города, звезды. Родной подъезд встретил теплом и привычным полумраком. Ирина Дмитриевна поднялась на второй этаж, достала из сумки ключи, отперла дверь.

В темной прихожей положила на шкафчик для обуви сумку, одновременно закрывая дверь, включила свет. Сняла дубленку, переобулась, прошла на кухню, чтобы поставить чайник. И тут услышала, как в гостиной упало что-то тяжелое. Ирина Дмитриевна замерла, боясь пошевелиться. В голове одно за другим возникали дикие и пугающие предположения. Из всех этих панических мыслей, Ирине нравилась только одна. Чтобы убедить себя, повторила громче: Больше звуков из комнаты не доносилось, и Ирина, собравшись с духом, решилась туда зайти.

Хоть и повторяла, что в собственном доме ей бояться нечего, пришлось уговаривать себя делать каждый шаг. Сердце колотилось, морозило, дрожали руки. Казалось, минут десять понадобилось, чтобы преодолеть несчастные три метра.

Мечтала? – Получи! Знакомство

Но Ирина храбро нажала на кнопку выключателя и замерла в дверях каменным истуканом. Ровно в центре ковра лежал окровавленный мужчина.

Многие женщины в подобной ситуации упали бы в обморок. Соблазн поступить именно так был велик, но Ирина твердо помнила, что она к падающим в обморок женщинам не относится. К тому же решила, что терять сознание, если рядом кто-то истекает кровью, просто безответственно.

Стряхнув оцепенение, Ирина побежала на кухню за коробкой с перевязочными материалами. Весь страх бесследно улетучился и не подумал вернуться, когда женщина встала на колени рядом с незнакомцем.